Powered by BAKU-eto.az - www.baku-eto.az



МЕЧТА


МЕЧТА


Бакинская осень, штука непредсказуемая! Ещё вчера ярко светило солнце, напоминая о жарком лете, а сегодня тяжёлые и серые тучи, мрачно смотрят на всех сверху вниз, угрожая прохладным дождём. Кому-то ближе именно такая погода: жёлтые листья, их успокоительное шуршание под ногами, пасмурный денёк, настраивающий на поэтический лад…

Натаван такую погоду ненавидела. Она проснулась в 7 утра, уставилась в окно, с самым угрюмым видом, надеясь, что хоть один, маленький солнечный луч выглянет, чтобы поприветствовать её.

За дверью уже кипела жизнь, все давно проснулись, и занимались своими делами, готовясь к предстоящему дню. Натаван медленно оделась, ещё раз взглянула в окно, и чтобы взбодриться сказала себе:

- Ну, ничего, всё равно день будет удачным!

Она вздохнула и поплелась в ванную.

- А, уже проснулась. – сказала улыбаясь Эсмира ханум, увидев дочь.

За столом уже сидели отец Натаван, Салех муаллим, старший брат Тарлан, и младшая сестра – Солмазка, как её называли все близкие. Умывшись, Натаван вернулась на кухню и присоединилась к завтраку. Она очень волновалась, потому что в 12 часов ей надо было быть на собеседовании. Натаван всегда мечтала стать телеведущей, быть узнаваемой и всеми любимой личностью. Поэтому после школы, она, не раздумывая, поступила на факультет журналистики. Прошло уже полгода, с момента получения диплома, и вдруг, она узнала о кастинге на одном из местных каналов. Нужны были талантливые люди, для молодёжной передачи. Разве могла Натаван упустить такую возможность! Она сразу же позвонила по указанным номерам, где ей назначили на вторник, ровно в двенадцать.

- А вдруг я пропущу, что-нибудь интересное! – до Натаван вдруг долетели обрывки разговора, это будто пробудило её.

- Я вообще никогда не расстаюсь со своим телефоном, он мне не мешает. – продолжала чему-то возмущаться Солмазка.
Она была самой младшей в семье, поэтому росла, немного избалованной девочкой. Ей было уже 19 лет, но она по-прежнему, по-детски надувала губки, когда хотела выразить своё недовольство. Родители постоянно делали Солмазке замечания, чтобы она хоть на время рассталась со своим телефоном, но всё безрезультатно. У неё, как и у всех сверстников, была, как они выражались, вся жизнь в телефоне.
Солмазка была очень миловидной девушкой, и понимала это, поэтому любила пококетничать, да похлопать глазками, чем очень отличалась от своей сестры Натаван. Старшая сестра была тоже хороша собой, и парни всегда обращали на неё внимание. Но ей никогда не нравилось кокетничать и флиртовать с молодыми людьми. Особую изюминку всему её внешнему виду придавали пепельно-чёрные волосы, которые вились аккуратными кудрями. Натаван иногда раздражали её непослушные кудри, и она частенько выпрямляла их.

Вот и сейчас, она с досадой откинула прядку волос, злясь на себя, что поленилась накануне сделать укладку.

- Так и будешь сидеть, и мечтать? – прервала её мысли Эсмира ханум. – Завтрак уже совсем остыл. Ешь, а то на собеседовании тебе станет плохо!

- Вот именно! – вмешался отец. – Хилые работники никому не нужны!

- Тем более на телевидении. – добавил Тарлан, смачно отхлёбывая чай.

Тарлан был очень хорошим братом и сыном. Родители очень гордились им: с отличием окончил университет, без чьей-либо поддержки устроился на работу в банк. Он всегда старался помогать родителям, и быть настоящим другом своим сёстрам. Тарлану очень нравилось устраивать младшеньким сюрпризы, радовать их, и баловать. Даже когда у него появилась невеста, он всё равно старался, чтобы Натаван и Солмазка не чувствовали себя забытыми.

- Я не хочу, есть, я так волнуюсь, мне кажется, что у меня ничего не получится. – объяснила Натаван своё состояние.

- Понятно, что ты волнуешься. Но если тебе там станет плохо, это делу ну, никак не поможет. Не накручивай себя, и всё будет хорошо! – сказала мать успокаивающе.

Натаван откусила бутерброд с сыром, и ей показалось, будто это кусок безвкусной глины. Она с трудом проглотила его, запив ароматным чаем. После чая она почувствовала себя лучше и бодрее, но посмотрев на бутерброд, поняла, что у них вряд ли что-то сложится, поэтому отложила его, слегка наморщив нос.

- Ну, я побежал. – сказал Тарлан, ободряюще подмигнув Натаван. – Папа, ты со мной?

- Нет, не жди меня. Я выйду позже, мне ещё кое-что нужно доделать. – ответил Салех сыну.

Салех муаллим работал бухгалтером на кондитерском заводе. Вечерами он часто работал над какими-то счетами на своём стареньком ноутбуке. Иногда он оставлял что-то на утро, так сказать на свежую голову, и перед выходом на работу, быстро доделывал свои расчеты, и спокойно отправлялся на любимую работу.

Эсмира ханум начала уборку на кухне, а Натаван отправилась в свою комнату, чтобы начать потихоньку собираться и готовиться к выходу.
В одиннадцать часов Натаван вышла из дома, и почувствовала, как мелкий дождик быстрыми каплями ударял её по лицу, чем ещё больше испортил настроение девушке: «О, прекрасно! Ещё и дождь! Как раз его и не доставало!» - с досадой размышляла она. Вдруг она вспомнила, что не проверила сумку, всё ли собрала. Она резким движением открыла её, и начала рыться в ней, проверяя, на месте ли очки и телефон. Она постоянно где-то оставляла их по рассеянности. Телефон был на месте, но где же очки? Вдруг Натаван вспомнила, что после операции по коррекции зрения, они ей были уже не нужны. Она улыбнулась, подумав, что ей ещё надо привыкнуть к этой мысли. Закрывая сумку, Натаван обратила внимание, что какой-то молодой человек смотрит на неё, не отрывая взгляда. Это немного смутило девушку, хотя было и приятно, она поторопилась на остановку, чтобы поскорей добраться до своей мечты.

Доехав до телевидения, Натаван зашла внутрь, и объяснила охраннику цель своего визита. Убедившись в достоверности личности и слов девушки, сотрудник охраны пропустил её, и объяснил, как добраться до нужного отдела, где и проходил кастинг. Телецентр впечатлил Натаван: большие и светлые коридоры, по которым важно бегали сотрудники телестудии, множество дверей, таящие в себе «тайны» телевидения. Ну и, конечно же, знаменитости. Пока Натаван добиралась до места назначения, она успела увидеть двух известных телеведущих, и даже одного известного актёра, громко разговаривающего с кем-то по мобильному телефону. Она едва сдерживалась, чтобы не вскрикнуть от восторга. Наконец, взволнованная, она пришла к нужному отделу, и только сейчас вспомнила о цели своего визита, до того увлекло её это небольшое «путешествие», что она и забыла, зачем пришла. У входа, за большим столом сидела симпатичная девушка. Она раскачивалась в большём кресле, разговаривая с кем-то по телефону.

- Ладно, пока. – завершила беседу девушка. – Вы на кастинг? – спросила она, заметив Натаван.

- Да, мне назначали на двенадцать. – Натаван казалось, что девушка смотрит на неё холодным и безразличным взглядом, от которого её волнение почему-то возросло.

- Пожалуйста, подождите пока. Вот, можете присесть там. – ответила девушка указывая на мягкое кресло возле окна.

Натаван покорно села, и почувствовала, будто внутри неё что-то ноет, то ли голод, то ли страх. Она резко сглотнула: «Ох, надо взять себя в руки». – попыталась она успокоить себя. «Может, не стоило сюда приходить? Надо было попробовать сначала на радио пойти, а я сразу на телевидение…» - продолжала размышлять Натаван.

Вдруг в помещение, цокая тонкими и высокими каблуками, вошла ещё одна девушка. Она была очень модно одета, её длинные волосы красиво уложенные, спадали ниже поясницы, а макияж девушки был достоин глянцевой обложки. Ей тоже было предложено сесть и дожидаться своей очереди. Она повернулась в сторону Натаван, и, окинув её оценивающим взглядом, села рядом, на такое же кресло.

- Вы тоже на кастинг? – спросила девушка, активно жуя, какую-то мятную жвачку.

- Да. – едва улыбнувшись, ответила Натаван. Ей стало досадно, что она слишком скромно оделась, из макияжа только слегка прокрасила ресницы, и нанесла
на губы едва заметный розовый блеск.

- Мне про кастинг дядя сказал, он здесь работает помощником режиссёра, на одной передаче. – торжественно объявила девушка, хлопая наклеенными ресницами. – А вы, как узнали о том, что идёт набор?

- По телевизору об этом объявили. – упавшим голосом ответила Натаван. «Наверно, мне лучше уйти. Совершенно очевидно, что возьмут эту, расфуфыренную,
- у неё же тут дядя», - думала про себя Натаван.

Вдруг, дверь студии раскрылась, и оттуда показался молодой парень в очках, с какими-то бумагами в руках.

- Рамазанова Натаван! – сказал парень, оглядывая Натаван, и сидящую рядом с ней другую претендентку.

- Это я. – робко ответила Натаван, поднимаясь со своего места.

- Отлично, проходите в студию. – сказал молодой человек, раскрывая перед ней дверь.

Когда дверь студии полностью раскрылась, ей показалось, что перед ней открылись некие врата, которые ведут к её заветной мечте: «Ну, уж нет, я не упущу свой шанс и пойду до конца! Я должна доказать, что смогу осуществить свою мечту, хоть у меня и нет здесь дяди…» - думала про себя Натаван.
Она вошла в небольшую студию, в которой с одной стороны были установлены камеры, рядом сидели люди, видимо режиссёр и продюсер. Они смотрели в небольшой монитор, похожий на маленький телевизор, и обсуждали, как лучше установить свет. На противоположной стороне, которая была зелёного цвета, стояло мягкое белое кресло, видимо место для испытуемого. Парень, позвавший Натаван сел на табурет, рядом с дверью, указывая ей на кресло.

- Так, вы Рамазанова, верно? – спросил полный мужчина в возрасте, вероятно режиссёр.

- Да. – громко ответила Натаван.

- Ну что ж, садитесь, и покажите, на что вы способны. – сказал режиссёр, улыбаясь. – Я режиссёр нового проекта, меня зовут Джахангир Гяхраманов, а это,
Чингиз Мухтарзаде, - продолжил режиссёр, указывая на сидящего рядом мужчину, с равнодушным взглядом. – Продюсер.

- Очень приятно. – ответила Натаван, мило улыбаясь.

Теперь, когда Натаван сидела перед камерой, она чувствовала, что находится на своём месте. Куда-то исчезли страхи и сомнения. Ни вид камеры, ни свет софитов не пугали её, а скорее наоборот – вдохновляли.
Натаван чувствовала, что понравилась создателям нового телевизионного проекта, и была рада, что ни разу не запнулась, и не проявила волнения. Ей было уже не важно, возьмут ли ту девушку, у которой есть родственные связи на студии, главное, что она сама себе доказала, что может!

- Отлично, Натаван ханум! – заключил Джахангир.

- И в кадре хорошо смотрится, и держится уверенно, я бы даже сказал, профессионально, - согласился с режиссёром продюсер.

- Спасибо! – радостно ответила взволнованная Натаван. Она чувствовала себя по-настоящему счастливой.

Конечно, ей сказали, что обязательно позвонят, но Натаван понимала, что этого не будет. Однако теперь её это мало заботило, она для себя решила, что будет и дальше верить в чудо, и идти к своей мечте. Сегодня она поняла одно, что рано или поздно её мечта обязательно осуществится, главное не бояться, и не останавливаться!



Зулейха Исмайлова
Ноябрь, 2015


24-10-2017, 15:40433
← Вернуться
Пришлите нам свои проекты и идеи: info@baku-eto.az
Facebook
Реклама

Опрос
 

Я люблю Баку за... ?

За то, что он есть.
За доброту и гостеприимство бакинцев.
За воспоминания, которые с ним связаны.
За море, солнце и кябаб
За то, что я бакин-ец (ка)

 
 
Демо: Всплывающее окно при загрузке сайта с помощью CSS3 и немного javascript